Kulupa (kulupa) wrote,
Kulupa
kulupa

Categories:

Дело о захвате земли.

Многие киевляне среднего и старшего возраста по привычке продолжают называть местность в конце Вышгородской улицы, где заканчивается троллейбусный маршрут № 18, дачей Кульженко. Между тем, уже около 40 лет с 1959 г., это место официально называется площадью Шевченко. А если взять еще раньше, то предание гласит, что весной 1787 г. здесь побывала императрица Екатерина II и, плененная этой живописной окрестностью Киева, бросила светлейшему князю Григорию Потемкину: «Кинь грусть!». Отсюда и пошло первое название - Кинь-Грусть.

Хутор Кинь-Грусть

В начале XIX столетия здесь была дача генерала Д.М.Бегичева, известного тем, что подарил киевскому университету свою усадьбу на Бегичевской улице, где потом построили Институт благородных девиц (бывший Октябрьский дворец, теперь Международный центр архитектуры и искусств).
С 1838г. хутором владел отставной майор П.Я.Лукашевич. Он построил здесь большой дом и поселил крепостных музыкантов своего домашнего оркестра. Примечательно, что гулять в частном парке и слушать музыку разрешалось всем желающим.
В 1878г. дачу «Кинь-Грусть» (в которой числилось 36 десятин 1200 квадратных саженей земли) приобрел потомственный почетный гражданин У.Е.Гинзбург. Поясним, что потомственный почетный гражданин - это сословное звание между купцом 1-й гильдии и дворянином; меры площади: 1 десятина = 1,09га = 2400 кв. саженей; меры длины: 1 сажень = 3 аршина = 2,13м. Гинзбург владел дачей недолго и продал ее Стефану Васильевичу Кульженко (1837-1906 гг.).



Кульженко Стефан ВасильевичЭто был известный и уважаемый в Киеве человек: крупнейший книгоиздатель, книготорговец, владелец самой лучшей типографии, один из организаторов художественно-ремесленной мастерской печатного дела, ценитель искусства, любитель и знаток хорового пения. Уроженец местечка Барышевки, оставшийся в семилетнем возрасте сиротой, он начинал мальчиком в услужении, а в 28 лет уже арендовал типографию и открыл собственное дело. Фото-лито-типография С.В.Кульженко, которой после его смерти управлял сын Василий (1865 - 1934 гг.), выпускала разнообразную продукцию.
Александровский И.В.; Собор Св. Владимира в КиевеНаряду с газетами, различными официальными заказами, дешевыми брошюрами и прочей рядовой продукцией печатались почтовые открытки и альбомы с видами Киева, репродукции художественных работ, разнообразные календари, красочные подарочные издания и юбилейные альбомы. Некоторые из них, например, альбом «Собор св. Владимира» и изданная к 900-летию крещения Руси книга М.Захарченко «Киев теперь и прежде» одновременно выпускались разных размеров и на различной бумаге (то есть разной стоимости), но неизменно высочайшего полиграфического качества. Эти книги уже давно стали раритетами и до сего времени поражают своим великолепием. Отрадно, что в 1995г. блестящий знаток старой книги Николай Роман переиздал «Киев теперь и прежде» репринтным способом, и современный читатель получил представление об одном из книжных шедевров Кульженко, вышедшем более ста лет назад.
Спустя некоторое время после приобретения дачи «Кинь-Грусть» Стефан Васильевич решил обновить забор с северной стороны своего владения. С других сторон усадьба граничила с линией Вышгородской улицы и дачами купцов Коробкина и Кристера. И тут же 14 июня 1886 г. в городскую Управу поступил рапорт городского лесничего Гусмана о том, что Кульженко устанавливает забор не на старом месте, а переставляет в среднем на 1 аршин (70 см) в сторону городской земли. Так как старая ограда была установлена криво, а теперь линия выравнивалась, заступы местами были в полметра, а местами и в полтора.
Управа отреагировала немедленно и поручила помощнику городского землемера Шуминскому проверить все на месте. Он подтвердил, что владелец «действительно переставил забор со стороны городского выгона, но согласно плану, составленному в 1878 году, никакого захвата не учинил».
Тем не менее, гласному (депутату) городской Думы и соседу Кульженко по даче Петру Коробкину было поручено лично удостовериться, «находится ли хуторной участок Кульженко в тех самых границах, которые обозначены на плане 1878 года или через постановку забора совершен захват земли». Помощник землемера вновь измерил и установил, что при перестановке забора пригорожено 62 кв. сажени земли, но при этом все сделано правильно и в пределах имеющегося плана. Оказалось даже, что в натуре участок имеет на 150 кв. саженей меньше, чем обозначено в официальных документах. Дело было доложено городскому голове И.Т.Толли и на том закрыто.
Но прошло пять лет, и в июле 1891 г. Петр Коробкин и с ним еще трое гласных вновь информируют, что Кульженко «пригородил к своей даче часть городской земли и для этого снят существующий забор, а новый отнес на городскую землю. Какое количество захвачено неизвестно, но таковое может быть измерено, пока не исчезли столбы прежде существовавшего забора». Бдительные члены лесной комиссии Думы подчеркивали, что это уже вторично.

Кинь-Грусть

Парк «Кинь-грусть» - некогда живописная местность в районе теперешней площади Т. Шевченко. В конце XVIII и в начале XIX века здесь находилась дача начальника киевского «Арсенала», инженера и литератора, генерал-поручика М. С. Бегичева и его сына, известного масона и магнетизера, генерал-майора Д. М. Бегичева.     Источник:Сайт Истории Киева


Естественно, городской землемер вновь все перепроверил. Он установил, что на этот раз Кульженко добавил себе 45 кв. саженей, но опять же ничего не нарушил. Дело в том, что в 1878 г. дача Гинзбурга обмерялась не по существовавшему тогда кривому забору, а по произвольным прямым линиям между выступавшими точками. Теперь же, выравнивая ограждение, владелец перенес линии плана на натуру. Несмотря на вполне доказательное заключение землемера, городская Управа поддержала мнение своей лесной комиссии, возглавляемой Коробкиным, и предписала присяжному поверенному Бакалинскому предъявить иск к Кульженко у мирового судьи и в окружном суде. Количество якобы самовольно захваченной земли (107 кв. саженей) по отношению ко всей площади усадьбы (87600 кв. саженей) было совершенно незначительным, но для местной власти, защищавшей свою собственность, это не имело значения.
Бакалинский, разделив дело на две части, подал иск за прирезанные 45 кв. саженей, и мировой судья при первом рассмотрении его удовлетворил. До окончания суда дело не дошло: изучив все более тщательно, присяжный поверенный сам удостоверился в необоснованности иска города к Кульженко. Об этом в октябре 1891 г. он доложил Управе, и иск в целом был прекращен.
А в 1897 г. уже Стефан Васильевич обратился с заявлением в окружной суд. Он выступил против киевского общества канализации и выиграл дело. Об этом в статье "Кульженко против Общества канализации"


В. Ковалинский.«Янус Нерухомiсть» №5, март 1997 года

Tags: Институтская, Кинь-Грусть, Крещатик, книга
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments