Kulupa (kulupa) wrote,
Kulupa
kulupa

Categories:

Кульженко против Общества канализации

Живописная местность в конце Вышгородской улицы долгое время называлась «Дачей Кульженко» - по нмени последнего владельца.
Вот как описывал местность на окраине города доктор С.Хайкис в брошюре «Окрестности Киева как климатический курорт», вышедшей в 1929 году: «По дороге между Киевом и Пуща-Водицей, непосредственно перед началом пуща-водицкого леса, раскинулась на живописных возвышениях усадьба «Кинь-Грусть», бывшая дача Кульженко, представляющая собой парк в 30 десятин, где расположено три корпуса, кухня, службы и имеются два пруда. Раньше здесь был дом отдыха, а с летнего сезона 1928 года здесь функционирует организованный Киевским курортным бюро санаторий для туберкулезных больных. Благодаря живописности положения, прекрасному парку и близости соснового леса, а также великолепному сообщению с городом (трамвай останавливался около самого санатория), этот санаторий с первого сезона имел успех. За три месяца пропущено около 140 больных, из коих свыше 85 процентов выписались с общим улучшением и прибавкой в весе».

Фото начала ХХ века. Трамвай в районе нынешней площади Шевченко

Трамвай в районе нынешней площади Шевченко. Фото начала ХХ века (после 1904 года)
из книги Позняк П.,П'ятериков С. "Київ.Погляд через століття" К.,"Мистецтво",1987.


Стефан Васильевич Кульженко (1837-1906 гг.) был крупнейшим киевским книгоиздателем и типографом, внесшим значительный вклад в книжное искусство.
Он приобрел усадьбу в начале 1880-х годов и использовал ее, главным образом, в летнее время для нужд своей немалой семьи (он имел четырех сыновей), а также сдавал внаем. От этого получал до 3 тыс. рублей ежегодного дохода. Все было нормально, да вот в декабре 1894 года в дачное безмятежное спокойствие вмешалась цивилизация в лице киевской канализации. Дело в том, что нечистоты из города поступали на канализационные поля орошения, устроенные невдалеке от дач (ныне на этом месте расположился Минский жилой массив).
Договор на устройство в Киеве системы канализации городской Управой был подписан 1 февраля 1891 г. с купцом 1-й гильдии Карлом Яковлевичем Балкиным. А он, с согласия города, сразу же учредил акционерное общество и передал ему все свои права и обязанности. В пояснительной записке к представленному Балкиным техническому проекту было сказано: «По ознакомлении с окрестностями Киева мы нашли одну только местность, удобную для устройства полей орошения, - это городские выгоны между дачей Кинь-Грусть и городским лесом. Проектируемые поля тянутся на две версты по направлению к Днепру. Близкое расположение их от дач не может приносить неудобства, так как нечистоты будут выходить на поля не более как через 6-9 часов по их выделении, следовательно, в совершенно свежем виде, а при таких условиях извержения, разбавленные только пятерным количеством воды, уже теряют свойственный им неприятный запах».

Схема коллектора

Фото Музей каналізації Києва


Для полей орошения город отвел участок в 271 десятину земли (295га), из них 160 десятин предназначались непосредственно под поля и 100 - под канализационные луга. Первоначально было освоено 80 десятин, орошение происходило следующим образом: от разводной канавки вдоль ската поля делались плугом проводные канавки, а поперек их проводились оросительные борозды; жидкость из деревянных желобов поступала в проводные канавки, а затем в оросительные борозды; на возвышенностях между бороздами выращивали различные овощные культуры.
В подписанном с Балкиным контракте специально оговаривалось, что он обязан обеспечить, чтобы поля орошения не издавали неприятных запахов и в санитарном отношении не наносили вреда. Но на деле вышло все иначе: время от времени распространялось сильнейшее зловоние, оно делало пребывание в соседних местностях совершенно нестерпимым. Ясно, что построенные Кульженко дачи, ранее охотно нанимавшиеся гражданами, а среди них были профессор университета И.А.Сикорский (отец выдающегося авиаконструктора Игоря Сикорского), графиня Орлова-Давыдова и другие, - опустели.
Стефану Васильевичу не оставалось ничего другого, как подать на Киевское общество канализации в суд, что его поверенный А.С.Гольденвейзер и сделал 27 сентября 1897 года. К исковому заявлению о взыскании с Общества 9 тыс. руб. (именно столько владелец мог получить с аренды дач в 1895-1897 гг., если бы они не пустовали) были приложены письма нанимателей к Кульженко с отказом от продолжения найма дач и акты санитарного надзора об «ароматах». Все было абсолютно ясным, и Киевский окружной суд постановил удовлетворить иск и взыскать с ответчика еще 465 руб. за судебные издержки.
Конечно же, последовала апелляционная жалоба: Общество никогда, мол, не брало на себя ответственность за неудобства, которые могут быть причинены кому-то в результате удаления городских нечистот; никогда не участвовало в разработке канализационных проектов, а лишь своими капиталами способствует их осуществлению; если владелец вправе размещать на своем участке нечистоты, то не в его власти препятствовать распространению газов; если убытки явились результатом непреодолимой силы, то никто не может быть привлечен к ответственности. Одним словом, я - не я и корова не моя.
Три года - 1898, 1899 и 1900-й - ушли на дополнительное изучение дела, заслушивание свидетелей, привлечение экспертов, осмотр полей орошения. Так, например, допрошенная в качестве свидетельницы домоуправительница графини Орловой-Давыдовой показала: «Графиня проводила лето на даче Кульженко: мы занимали там большую дачу и платили 1000 руб. в лето в 1893 и 1894 годах. Весной 1895 г. я ездила два раза на эти дачи без всякой определенной цели, а просто в виде развлечения. Во время этих поездок я пришла к заключению, что жить там невозможно ввиду нестерпимого зловония от полей орошения, которое чувствовалось по всей дороге, начиная от дачи Кристера. Тогда мы никуда на дачу не поехали, а сняли дом с садом в городе». А священник Куреневской Покровской церкви свидетельствовал, что зловоние ощущалось и около храма.
Как ни парадоксально, но Киевская судебная палата отменила решение окружного суда от 3 марта 1898 г. и в иске Кульженко отказала. В ее постановлении от 26 марта 1901 г. говорилось: «Дачи пустовали не вследствие того или другого состояния полей орошения, а в силу факта существования самих полей. А так как истец основывает свой иск не на этом факте, а только на беспорядочном содержании полей, то оказывается, что между основанием его иска и понесенными им убытками нет причинной связи».
Этим решением Судебная палата соглашалась с аргументацией Общества канализации, что раз не оно выбирало место под поля орошения, то и отвечать не должно. Как говорится, стрелки переводились на городскую Управу, хотя за канализование нечистот и сроки их поступления на поля отвечает Общество. В этом последнем обстоятельстве и заключалась тонкость. Срок доставки - вот в чем вопрос!
А теперь дадим хронику дальнейших событий.
5 нюня 1901 г. - поверенный Кульженко подал жалобу в гражданский кассационный департамент Правительствующего Сената.
20 июня 1903 г. - Сенат определил решение Судебной палаты отменить, дело возвратить на новое рассмотрение в ту же палату, но в другом составе.
20 октября 1903 г. - Киевская судебная палата установила, что зловоние распространяется не от полей орошения, расположенных в пяти верстах от дачи Кульженко, а от устья коллектора, так как нечистоты поступают уже в загнившем виде, и за это несет ответственность Общество канализации: «свежие» нечистоты - не пахнут! То есть подтверждено решение в пользу Кульженко.
10 февраля 1904 г. - кассацию в Правительствующий Сенат направляет теперь уже Общество.
21 апреля 1906 г. - Сенат оставил кассационную жалобу без последствий. Обращаться больше некуда, иск Кульженко удовлетворен.
Почти девять лет длилось судебное дело. О его завершении Стефану Васильевичу узнать не довелось: 29 (16 - ст.ст.) января 1906 г. он умер и был похоронен на Байковом кладбище.
А дачное место продолжало носить его имя. В 1930-х годах даже был автобусный маршрут «Дача Кульженко - Новопетровцы». Теперь же ничто не напоминает о былом. Сегодня здесь научно-исследовательские институты эндокринологии и геронтологии.

В. Ковалинский.«Янус Нерухомiсть» №6, март 1997 года

Tags: Кинь-Грусть, канализация, трамвай, фото старые
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments