Category: дача

Category was added automatically. Read all entries about "дача".

Kulupa

Кульженко против Общества канализации

Живописная местность в конце Вышгородской улицы долгое время называлась «Дачей Кульженко» - по нмени последнего владельца.
Вот как описывал местность на окраине города доктор С.Хайкис в брошюре «Окрестности Киева как климатический курорт», вышедшей в 1929 году: «По дороге между Киевом и Пуща-Водицей, непосредственно перед началом пуща-водицкого леса, раскинулась на живописных возвышениях усадьба «Кинь-Грусть», бывшая дача Кульженко, представляющая собой парк в 30 десятин, где расположено три корпуса, кухня, службы и имеются два пруда. Раньше здесь был дом отдыха, а с летнего сезона 1928 года здесь функционирует организованный Киевским курортным бюро санаторий для туберкулезных больных. Благодаря живописности положения, прекрасному парку и близости соснового леса, а также великолепному сообщению с городом (трамвай останавливался около самого санатория), этот санаторий с первого сезона имел успех. За три месяца пропущено около 140 больных, из коих свыше 85 процентов выписались с общим улучшением и прибавкой в весе».

Фото начала ХХ века. Трамвай в районе нынешней площади Шевченко

Трамвай в районе нынешней площади Шевченко. Фото начала ХХ века (после 1904 года)
из книги Позняк П.,П'ятериков С. "Київ.Погляд через століття" К.,"Мистецтво",1987.

Collapse )
Kulupa

Деревня горожан. 100 лет назад Киев охватил дачный бум

Источник: журнал "Корреспондент" №33 (22 августа 2014 года)
Автор: Дмитрий Слинько

В начале XX века Киев переживал дачный бум. Дачники высаживали экзотические растения, танцевали под аккомпанемент военных оркестров и играли в любительских театрах,

Святошин. Дача

Эта роскошная святошинская дача сохранилась. Сейчас здесь располагается районная ГАИ

Если ехать на поезде из Киева во Львов, сразу за станцией Ворзель слева промелькнёт ярко-жёлтый домик с башенкой. 100 лет назад здесь обитали именитые киевляне: сперва – известный предприниматель-кондитер, купец II гильдии Август Септер, затем – Наталья Уварова, представительница рода сахарозаводчиков Терещенко.
Оба владельца не жили здесь постоянно – у них были дома в Киеве, которые до сих пор входят в туристические путеводители. Уварова занимала особняк на Липской, 16, а Септер – дом в стиле модерн на Воровского, 7. Домик же в Ворзеле был летней резиденцией – проще говоря, дачей. Это один из немногих сохранившихся свидетелей дачного бума в Киеве, разгоревшегося в начале XX века.

Collapse )
Kulupa

На дачах царили праздник и безделье

Источник 2000.net.ua №31 (83) 02.VIII.2001
Автор: Анатолий Макаров
В XVIII — XIX вв. дачами назывались государственные угодья, отданные во временное или постоянное пользование частным лицам или учреждениям. В зависимости от назначения были дачи покосные, лесные, водяные и т. д. Киево-Печерская лавра владела в Конче-Заспе и на левом берегу Днепра дачами с озерами, где имелись большие специализированные хозяйства, поставлявшие монастырям рыбу.
Дачами назывались также угодья, отведенные для летнего отдыха горожан. Они принадлежали ведомствам и отдавались в аренду служащим. (Сегодня такие заведения называют пансионатами). Первые дачи на Шулявке и в Братской Борщаговке устроили для студентов Киевской академии митрополиты. Университет своих дач не имел. В 1850-х гг. на месте теперешнего завода «Большевик» губернское правление создало для своих чиновников около трех десятков участков с домиками. Поселок назывался Казенными дачами, или «Сан-Суси» (такое имя носила одна из тамошних усадеб). Можно было оставить за собой участок на много лет вперед или даже выкупить его. Охраняли домики общие сторожа, связь с городом обеспечивали посыльные и дежурные экипажи. Позже появились частные дачные домики, сдаваемые владельцами в наем всем желающим.

Привет из Боярки

Collapse )
Kulupa

Рождение дачных сезонов

Автор: Зиновий Могар
Вплоть до конца XIX в. более-менее обеспеченным горожанам каждый год приходилось определяться: где провести лето. Разумеется, самые богатые не видели в этом проблемы. У них были поместья в живописных селах, были и возможности посещать самые фешенебельные западные курорты. Состоятельные горожане, владевшие участками на окраинах Киева, обустраивали там виллы для отдохновения — кто во что горазд. На карте города появились названия местностей: дача Селецкого, дача Кульженко, Караваевы дачи… Но для рядовых обывателей проблема летнего времяпровождения стояла остро.

Вилла Селецкого близ Киева

Городки отдыха
В сохранившемся в городском архиве гимназическом сочинении 18-летнего киевского юноши Миши Терещенко можно прочитать, что в детстве он проводил летние сезоны то в дедовой деревенской усадьбе, то в отцовском поместье, то в Крыму, то в Швейцарии, то на Лазурном берегу в Каннах. Оно и понятно: его дед и отец были сахарозаводчиками-миллионерами, да и сам он со временем стал одним из богатейших людей Российской империи. Другой киевский богач — преуспевающий профессор медицины Федор Меринг - шикарно отдыхал в самом центре города, в двух шагах от Крещатика. В купленной им по частям в 1860–1870 гг. усадьбе площадью свыше 10 га он чувствовал себя вольно, как за чертой города, — здесь были сад, теплицы, пруд. Теперь на том месте тесными рядами возвышаются здания улицы Архитектора Городецкого и прилегающих кварталов…

Усадьба Меринга

Но была и иная реальность. Киев разрастался, его застройка уплотнялась, промышленные предприятия дымили все энергичнее. Семьи же с детьми оставались в душном городе. В очерке 1909 г. отмечалось: «Перед кем из нас не стоят живым укором бледные лица хилых детей, выросших в обстановке, где луч солнца является редким гостем… С наступлением лета на улицах города нечем дышать… В летнюю страдную пору жизнь в каменном мешке города — это пытка». Отцы небогатых семейств только вздыхали. Деньги на курорт и на дорогу среднему служащему с годовым доходом от силы в 1500 рублей взять было неоткуда. Сотню-другую за сезон еще можно было бы выложить, но столь дешевых дач на популярных курортах не было.

Collapse )
Kulupa

Киевские дачники: полноценный дачевладельц

Александр Анисимов "Вестник Недвижмости"
Итак, чтобы быть полноценным дачевладельцем («святошинцем» и не только), девяносто лет назад, требовалось соблюдение Обязательного санитарного постановления, фрагменты которого (возможно, весьма ценные для современных дачников), приводятся ниже. Строго регламентированная «обыденность», спасала тогдашнее общество от всевозможных, свойственных нашей эпохе «беззаконий мелкого масштаба».
«Дачевладельцы обязаны содержать в чистоте прилегающую к их дачам половину улицы и не выбрасывать на них никаких гниющих предметов, как-то: трупов животных, гнилого мяса, рыбы и т.п., а также навоза и мусора.
Выравнивание улиц в роде засыпки промоин, может производиться только с разрешения санитарных попечителей.
Воспрещается выпасать и вообще оставлять бродить по улицам скот. Бродячий скот может быть арестован владельцем усадьбы, подле которой будет найден.
На улицах и шоссе, лежащих в районе дачных поселков запрещается останавливаться для ночлега приезжающим подводам...
Вывозимый мусор не должен быть рассыпаем по дороге. Сжигание мусора в усадьбах допускается или ранней весной или же по окончании дачного сезона не ранее сентября».
Эти правила дополнялись новыми жесткими пунктами по мере того, как Святошин все более превращался в курорт. Климат Святошинского леса, по мнению известных светил медицинской науки имел целебную силу. Знаменитый терапевт Феофил Гаврилович Яновский рекомендовал селиться здесь легочным больным и сердечникам. Правда, цены за престижные участки «кусались», а поэтому, хозяевами местных дач становились прежде всего обеспеченные семейства города.

Святошин - Центральный пруд

Очень метко подметил Осип Мандельштам основное занятие самых почетных жильцов шикарных загородных особняков, «где однодумы-генералы свой коротают век усталый, читая «Ниву» и Дюма. Особняки, а не дома».

Collapse )
Kulupa

Киевские дачники: Куреневка, Приорка, Китаево...

Александр Анисимов "Вестник Недвижмости"

Справедливости ради замечу, что живописные дачи (правда, в ограниченном количестве), были и в самом Киеве, точнее на его окраинах: Куреневке, Приорке, Сырце... Но, все же, то была «городская черта» и дачи эти терялись среди частных домиков с их банальными огородами. В то время, предместья Киева играли немаловажную роль в обеспечении города и ближайших пригородов продуктами огороднической деятельности. Так, Куреневка, известная своими садами и огородами, доставляла овощи, ягоды и фрукты на все киевские и пригородные базары, в том числе в Святошин.
Приорка практически повторяла «подвиг» Куреневки. Обилие огородов и садов этого предместья, содействовало наполнению потребительской корзины горожан щедрыми дарами.
Была еще одна удивительная киевская окраина, граничащая с Приоркой. Именовали ее как-то романтично, с примесью светлой печали: «Кинь-Грусть». Говорят, что название это придумала сама императрица Екатерина. Еще киевляне прозвали эту местность Дачей Кульженко, потому что именно здесь скупил несколько дачных владений киевский издатель С.В.Кульженко - весьма обеспеченный и удачливый предприниматель, владелец одной из лучших типографий дореволюционной России. Сегодня от былых названий, а равно и роскошных дач не осталось следа.

Хутор Кинь-Грусть

С современной площади Шевченко отправляются в Пущу-Водицу трамваи, едут в Вышгород автобусы. Но вернемся в прошлое. Более 100 лет тому назад открылся для киевлян еще один дачный поселок, устроенный в городском лесу, вблизи куреневской окраины. Как вы уже догадались, это была Пуща-Водица. От Александровской площади (ныне -Контрактовая) сюда можно было добраться трамваем. 24 копейки в один конец и 43 (со скидкой) туда и обратно. Время в пути - один час. Освоили в Пуще 600 участков. И по сей день Пуща разделена на линии. Тогда в ней насчитывалось 16 улиц. Цены на дачи были умеренными: 100-150 руб. за две комнаты с кухней за сезон.
Церковь, почта, телефон, ресторан, купальня, аптека, школа, театральный зал с эстрадой для оркестров военной музыки, буфет, небольшая речка и чистые пруды с пунктами проката лодок и т.п., создавали определенные удобства для господ отдыхающих. Пруд «Дворец», находившийся в аренде Общества рыбоводства и рыболовства, представлял всем желающим платную услугу - половить рыбку и раков.
Контора городского лесничего, полицейское управление и дачная канцелярия, своеобразные «Пуща-Водицкие Присутственные места» обеспечивали решение административных вопросов.
Интересно, что село Киевского уезда Китаев (Голосеевский административный район современного Киева) также считалось дачной местностью.

Объявление в газете (нач.ХХ века)

Kulupa

Киевские дачники: Дарница

Александр Анисимов "Вестник Недвижмости"

Конкуренцию Святошину составляли Дарницкие дачи, находившиеся в 10-ти верстах от Киева. Пятидесятиминутный проезд по Московско-Киево-Воронежской железной дороге составлял 15 копеек с пассажира. При этом и старожилы и гости не переставляли удивляться, осматривая уникальный киевский железнодорожный мост. В 1912 году открылось новое сообщение Дарницы с Киевом по вновь построенной линии Киево-Броварского мототрамвая с веткой на Дарницу. «Сообщение быстрое и удобное. Вагоны отходят через каждые 20 минут. Киевская станция этого мото-трамвая находится на берегу Днепра, у здания Конной почты. Плата за проезд Киев-зарница ~ 20 коп. туда и обратно». .Здесь было освоено 366 участков. Сухая здоровая местность, песчаная почва, быстро впитывающая в себя влагу, прекрасный и обширный лес — таковы положительные качества Дарницы, как дачной местности». В версте от Дарницы, на Днепре были устроены купальни. Между поселком и рекой имелось сезонное сообщение посредством специальных купальных поездов! Цена билета составляла пятачок в один конец.

Станция "Дарница". С открытки начала ХХ в

Святошинская и Дарницкие дачи находились в ведении местных управлений казенными имуществами, которые заботились, и как видно, весьма успешно, об их благоустройстве.
Специальные дачные «линейки», дилижансы и даже три ежедневных поезда Курско-Киевской железной дороги с вагонами всех классов, связывавшие Киев с Броварами, не смотря на сезонные льготные билеты, не спасали положения. Дачи здесь предлагались по цене в три раза дешевле, чем в Ирпене, Буче, Клавдиево, Немешаево или в той же Боярке, и в пять раз дешевле, чем в Святошине.

Kulupa

Киевские дачники: Святошино

Александр Анисимов "Вестник Недвижмости"
Вторым по популярности дачным поселком (после Боярки) был новорожденный Святошин. Более того, незадолго до начала Первой Мировой войны он стал по сути - первым.
Чтобы добраться сюда, можно было воспользоваться почти дармовыми услугами Городской электрической железной дороги, то есть -трамвая. За проезд от Триумфальных ворот (пересечение нынешних проспектов Воздухофлотского и Победы) и аж до самого отдаленного участка поселка уплачивалось 20 копеек. При этом вагоновожатые подавали дамам «ручку», были предельно вежливы, знали иностранные языки. Кстати, трамвай курсировал в летний период неустанно. Каждые 15 минут подавались вагоны, увозившие отдыхающих и их гостей не за тридевять земель, а всего-навсего, за восемь верст от шумного Киева в тень сосновых лесов, к прохладе зеркальных прудов, в чудесный мир загородного существования.

ustjX_gqHow.jpg

«Езда продолжается около 35 минут. Вагоны Киево-Свято-шинского трамвая очень удобны и изящны на вид, имеют плавный и свободный ход и от конечных пунктов отходят через каждую четверть часа», указывалось в «Спутнике по Киеву» С. М. Богуславского, изданном в 1913 году. Проезд по Киево-Ковельской ветви обходился на шесть копеек дешевле, но в этом случае приходилось выходить из вагона на Первой просеке, т.е. в самом начале дач, тогда как трамвай доходил до Пятой просеки Святошинского леса, т.е, прибывал в самый центр поселка, непосредственно ко входу в парк!
Итак, чтобы отдохнуть «по-человечески», можно было махнуть в Ниццу или Баден-Баден, а можно было оказаться в самой настоящей пригородной «Санатории», что обходилось несравнимо дешевле.
«Поселок Святошин расположен в сосновом лесу, стоящем на • уровне Киевских высот и отличается чистотою озонированного воздуха», - сообщалось в справочной книжке Правления Общества Благоустройства, изданной в 1914 году. В то время, «в видах охранения чистоты воздуха» здесь запрещалось устройство фабрик и заводов. Кроме того, гудронированное Брест-Литовское шоссе (нынче проспект Победы), препятствовало образованию пыли. Благодаря песчаной почве (улицы поселка не были вымощены), даже после ливней и затяжных дождей здесь отсутствовали грязь и сырость воздуха. Местность была «здоровой».
Поселок освещался тридцатью керосинокалильными фонарями по 1200 свечей каждый!. Далеко не все современные дачные селения могут похвастаться подобной роскошью!

Святошино. Вокзал

В начале своего существования, дачный поселок Святошин очень нуждался в появлении инфраструктуры. Рекламные объявления пестрели предложениями о том, что на весьма выгодных условиях сюда приглашались желающие «иметь свой частный бизнес». Результатом полезной деятельности предпринимателей стало то, что уже к 1914 году, спустя всего несколько лет после утверждения в бывшей отчужденной от города местности дачного общества, здесь имелись Николаевская церковь, почта, сберегательная касса, телефонная станция "для сношения с городом и уездом», два проточных (немаловажная деталь), пруда для купания, летний драматический театр, открытая сцена и концертная эстрада в дачном парке, частная библиотека, рынок, "гидропатическая лечебница-санатория", аптека, кинематограф, теннисные корты, площадка для фребелевских игр (по-нашему, детская площадка для самых маленьких), множество торговых заведений и столовых, общественные бани, словом все, что необходимо для налаженного быта и полноценного здорового отдыха. Здесь же, вдыхая свежий воздух, могли «грызть гранит науки» ученики местных частного Коммерческого и Министерского двухклассных училищ, вечерних классов для взрослых, частной подготовительной школы.
К слову, воспитанники Киевского Кадетского корпуса, студенты Университета им. Святого Владимира, учащиеся гимназий, реальных, коммерческих и начальных училищ при наличии надлежащих удостоверений, предъявляемых кондукторам и контролерам, катались в Святошин и обратно за полцены. Правда, багаж и велосипеды перевозились по полному тарифу.
В местном общественном парке к услугам отдыхающих имелись прогулочные велосипедные и роликовые дорожки, тир, первоклассный ресторан с двумя бильярдами, здание драматического театра, в фойе которого устраивались танцевальные вечера. Два-три раза в неделю здесь играл симфонический оркестр. Уплатив годовой взнос - пять рублей, дачевладельцы и даченаниматели пользовались правом бесплатного входа с двумя членами семейства в парк.
Кроме того, при соблюдении цивилизованных норм поведения, Лесное ведомство разрешало дачникам отдыхать в Казенном лесу, который простирался до села Петропавловская Борщаговка, где имелась и небольшая речка. Многие Святошинцы совершали пешее паломничество в соседнюю Пущу-Водицу, чтобы быть ближе к Киеву, посещали друзей на хуторах Сан-Суси, Сан-Мари, Стрельна (эти названия исчезли после Октября). Теперь на месте бывших живописных, с каскадами озер и великолепных рощ для гуляний, - промышленный и жилой, но далеко не курортный район города, именуемый Нивки.
Уездный Мировой Судья, полицейский участок, четыре урядника, аж пятнадцать полицейских стражников, пожарное депо и земское санитарное попечительство денно и нощно обеспечивали порядок в самом поселке.
Благодаря налаженному быту, популярность Святошина затмила все остальные дачные пригороды Киева. Кроме того, около трех тысяч обывателей поселка проживали здесь круглый год. Цены на дачи здесь были довольно высокими: от 75 до 100 рублей за комнату в сезон,
Конкуренцию Святошину составляли Дарницкие дачи

Kulupa

Киевские дачники: Боярка, Будаевка

Александр Анисимов "Вестник Недвижмости"
В конце XIX века почти единственным «приличным» дачным поселением киевлян была Боярка, до которой можно было добраться по «железке» всего за какой-то час. Несмотря на то, что существенным недостатком этой местности было отсутствие условий для хорошего купанья, до десяти тысяч дачников отдыхали в сезон именно здесь. Большинство киевлян, искавших отдыха «на лоне природы» устремлялись сюда, чтобы между делом вдохнуть и порою невыносимую пыль главной «авеню» поселка - улицы Крещатик. Даже после возникновения загородных поселков в Святошине, Дарнице и Пуще-Водице, длительное время Боярка, хотя и потерявшая значительное количество завсегдатаев, оставалась главным дачным предместьем киевских обывателей.
Уплатив всего 24 копейки за проезд, и устроившись в вагоне одного из поездов Юго-Западной железной дороги, путник вскоре оказывался в милой сердцу провинции.
Кроме того, с мая по октябрь на этом участке курсировали и специальные дачные поезда. Интересно, что неподалеку от Боярского вокзала, Управление вышеназванных дорог, для развлечения дачников, по четвергам и воскресеньям устраивало бесплатные концерты, исполняемые железнодорожными оркестрами и хором.

Привет из Боярки

Для лодочных прогулок боярских дачников существовал старинный пруд. Для любителей поплавать, в версте от первого, в прекрасном лесу, еще не растасканном на дрова, предприниматели устроили новый пруд. Дополняло удовольствие отдыхающих и «кумысно-кефирное заведение», так что недостатка в прохладном и целебном йогурте дачники не испытывали.
Прекрасный сосновый лес, тянущийся по всей длине дач, был показан «слабогрудым и легочным больным». Боярка приобрела значение климатической станции (курорта) не только для киевлян, но и привлекала иногородних, благодаря умеренным ценам на жилье. В 1913 году 3-х комнатные дачи сдавались здесь за 150 рублей в сезон. В Боярском лесу имелась «Санатория Общества подания помощи бедным чахоточным евреям города Киева» с десятью корпусами.
Одной из поэтических местностей Боярки была «Надсонова долина», обязанная своим названием поэту С.Я.Надсону, который, в окружении дачной молодежи провел здесь последние дни своей земной жизни.
Ниже, чем в Боярке, были цены на дачи, расположенные в соседней Будаевке. Здесь было много простора, больше тишины и покоя, хороший целебный воздух. Дачи эти, между-прочим, существовали в окружении крестьянских дворов, а значит здоровая еда за доступную цену всегда было «под рукой». Интересны народные ориентиры дачных участков, как то: Будаевка от пруда, Будаевка к мосту, Будаевка - пески, Будаевка - Набережная...
Вторым по популярности дачным поселком (после Боярки) был новорожденный Святошин.

Kulupa

Немецкая засада

Рекламное объявление фирмы «В. Кристер» Киев стал городом-садом благодаря хобби саксонского ткача Вильгельма Кристера, который по каким-то причинам у себя на родине он не смог реализоваться в этом деле

От станка к сохе
Хрестоматийная репутация Киева как города-сада не так уж стара. Еще в 1870-1880-х гг. современники сетовали на проблемы с озеленением центральной части города на Днепре. Вместе с тем киевские окраины действительно утопали в садах и рощах. Густо покрытой зеленью была и северная периферия Киева — так называемая Приорка (до XVII века тут хозяйничали приоры католических церквей).
Именно здесь в 1850 году обосновался саксонец Вильгельм (Василий) Готлибович Кристер. По первой своей профессии он был специалист ткацкого дела, хорошо развитого в Саксонии. В этом качестве его и пригласил на свою суконную фабрику в местечке Хабно (ныне Полесское) магнат князь Радзивилл. Случилось это в 1838-м, после чего Кристер 12 лет кряду добросовестно трудился на крупном предприятии, способствуя его процветанию. За это время стал отцом, накопил толику денег и только тогда решился круто изменить ход своей жизни.

Вильгельм Готлиб КристерКак оказалось, саксонский ткач издавна питал страсть к садоводству. По каким-то причинам у себя на родине он не смог реализоваться в этом деле, зато в губернском городе Российской империи воплотил мечты в жизнь. Накопленной суммы хватило, чтобы обзавестись на Приорке лесистым имением в 38 десятин (свыше 40 га), когда-то принадлежавшим графу Эстергази. А затем новый хозяин начал обращать эту местность в рай земной.
Уже после смерти саксонца видный деятель киевского садового хозяйства Александр Осипов написал о нем: «Такое влечение к садоводству явилось у покойного В. Кристера не как результат его профессиональных знаний, не как эксплуатация его предшествующего садового опыта и подготовки, а как результат его искренней любви к природе, как результат преданного делу любителя... Мы видим, что в деле садоводства не столько двигают науку профессионалы, сколько истинные любители, которых что-то возвышенное и святое тянет неудержимо к матери-природе, из которой они научаются извлекать лучшие дары ее, коими украшалось первобытно чистое и непорочное существование первых людей на земле; эта могучая любовь к природе и, в частности, к растительному миру во все времена тянула к себе лучших людей».

Collapse )