Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Kulupa

Наталья Тычина: «Дядя Павло не только великолепно пел...»

Ирина ЛИСНИЧЕНКО, «ФАКТЫ» 02.10.2012
Исполнилось 45 лет со дня смерти классика украинской литературы Павла Григорьевича Тычины
Павло ТичинаПрощание с Павлом Тычиной проходило в клубе Совета министров УССР. Соболезнование вдове поэта, Лидии Петровне, выразили первый секретарь ЦК Компартии Украины Петр Шелест, глава правительства Владимир Щербицкий, председатель республиканского Союза писателей Олесь Гончар.
Последние два года жизни Павло Григорьевич болел. В 1965-м ему страстно захотелось съездить на свою родину — в село Пески Черниговской области. Сохранилось фото, на котором Павло Тычина вместе с супругой, родными братом Иваном и сестрой Оксаной запечатлен в кругу земляков. Та поездка в Пески оказалась для поэта прощальной...
Своих детей супруги Тычины не имели. Зато по линии родных братьев и сестры поэта росли семнадцать племянников и племянниц. По сути, для Павла Григорьевича это были самые близкие люди. Однажды, возвращаясь из Москвы, в Нежине он вышел на перрон, чтобы купить газеты. И неожиданно встретил своих племянника Михаила с супругой и тремя малышами, племянницу Софью с мужем и тремя детьми. Как выяснилось, все они ожидали поезда. «Господи, може, вам грошi потрiбнi?» — спросил Павло Григорьевич и открыл портмоне. Племянник возразил: «Дядя, какие деньги! Моя семья едет в отпуск к уральской родне и еще не растратила отпускные. А Соня возвращается домой в Улан-Удэ, так что крупных расходов у нее не предвидится».

Collapse )
Kulupa

Судьба Густава Олизара (окончание)

Начало 'Судьба Густава Олизара'
Автор: Раиса ака Сабрина ака Черный Хоббит
Третья Лекция прочитанная в деканате Тол-Эрессейского Университета ("декабристские мотивы")

Густав Олизар - Грибоедов и Крым - 1.jpgУтром 28 декабря он приехал в свою усадьбу в Коростышеве. К обеду явились гости - коростышевские знакомые, доктор и ксендз. Они уже сидели за столом, когда в тишине послышался колокольчик и вскоре в прихожую вошел молодой офицер - это был Бестужев-Рюмин.
"Прошу его, значит, чтобы он без всякой церемонии сел к столу… - рассказывает в воспоминаниях Олизар… - Бестужев-Рюмин сел, торопливо стал есть. И сразу же попросил дать ему лошадей, чтобы доехать поскорее до Бердичева и далее, до Любара, где стоит Ахтырский гусарский полк. Там… он рассчитывал встретить Сергея Муравьева…"
Далее Бестужев торопливо поведал о разгроме восстания 14-го декабря в Петербурге и о том, что они с Муравьевым собираются начать восстание на юге, пытаясь спасти положение.
"Стало быть, с этой целью спешил он… к Сергею Муравьеву… с надеждой поднять открытый бунт в Черниговском полку, где он, Муравьев, командует верным ему батальоном. С надеждой, что другие полки, командиры которых участвуют в заговоре, присоединятся к движению… и что этим единственным путем удастся еще, быть может, спасти страну…"
Всем услышанным от Бестужева Олизар был подавлен, "ибо можно было без труда предвидеть печальный конец всех этих иллюзий, раз уж петербургская попытка не привела ни к чему".
Бестужева он не удерживал, - помог нанять ему в местечке тройку лошадей и Бестужев спешно укатил далее.
Неспокойной оказалась первая ночь по возвращении в родной коростышевский дом. Едва начало светать, - в усадьбу явились жандармы, разыскивавшие… Бестужева-Рюмина.
Олизар все отрицал и решил сделать вид, что еще ничего не знает о происшедших событиях. Жандармы осмотрели весь дом и убедились: того, кого они ищут, здесь нет.

Collapse )
Kulupa

ПИОНЕР КИЕВСКОЙ ПЕЧАТИ

Источник: ЗН,20 августа 1999,
Авторы: Виктор Рожановский, Татьяна Борисенко
Киевская прессаПерелистывая газеты прошлого столетия, мы встретили некролог: «В 7 часов утра 13 августа 1870 г. после продолжительной и тяжелой болезни скончался бывший редактор-издатель газеты «Киевский телеграф» Александр Августович фон Юнк». Этот человек был первым в Киеве, кто сумел организовать и издать частную газету. И сегодня, хочется вспомнить его добрым словом. Хотя сведений о нём сохранилось не так уж много.
Родился Альфред (Александр) Августович в 1826 г. Из воспоминаний его современников Н.Лескова и Г.Градовского следует, что человек он был очень интересный. Отставной офицер, высокого роста, носил оригинальные длинные бакенбарды и усы, не очень грамотен, но достаточно одарён. Имел неоспоримую тягу к литературе. У фон Юнка была издательская сноровка, умел он со всеми ладить, что было немаловажно, был настойчив в своём нелегком деле и просто одержим своей мечтой. Вид у него был грозный, но в сущности Альфред Августович человек был добрейший, стоически переносил все трудности и неприятности, связанные с изданием провинциальной газеты. Жизнь в городе была тиха и спокойна. Сведения о том, что происходит в мире, черпались из московских, петербургских и иностранных изданий, которые приходили в город с большим опозданием (железной дороги ещё не было, и газеты доставлялись на лошадях).
Прежде всего перед фон Юнком возник целый ряд вопросов: для кого издавать газету, на какого читателя рассчитывать, о чём писать... Да и финансовых средств у него было не так уж много. Одержимый идеей, он отправляется в Крым и там отпрыск старинного баронского рода «командует волами», а именно: служит погонщиком, доставляя воду на театр военных действий Севастопольской кампании 1854-1856 гг. Это дало Альфреду Августовичу возможность подзаработать нужную сумму денег для осуществления своих планов.
В Киеве фон Юнк был достаточно известен как журналист, часто публиковался в «Киевских губернских ведомостях» и «Северной пчеле», занимался сочинительством.
В 1852 г. отставной подпоручик предпринимает первую попытку издать собственную газету, но получает отказ соответствующих органов. Не теряя надежды, фон Юнк спустя семь лет снова обращается к генерал-губернатору Юго-Западного края князю И. Васильчикову с просьбой разрешить издание газеты «Киевский телеграф». На сей раз «сиятельнейшее дозволение» было получено.
Появление «Киевского телеграфа» ознаменовало собой новую эру в истории журналистики - рождение частного издания без финансовой поддержки правительства. Газета просуществовала с 1 июля 1859 г. по 16 июля 1876 г. За это время была она и либерально-буржуазной, и даже в какой-то мере оппозиционной. Следует отметить, что появление «Киевского телеграфа» в жизни Украины стало явлением достаточно важным. Новорождённое издание появилось в 4-столбцовом формате, выходило вначале два раза в неделю, а с 1864 г. - три раза, кроме рождественских праздников и во время контрактовой ярмарки. В эти дни газета печаталась ежедневно. Вид у неё был не очень привлекательный, т.к. издавалась она на ручном станке, на серой плотной бумаге (это дало возможность сохранить её до сегодняшнего дня) тиражом не более 1000 экземпляров. Число подписчиков не превышало 300 человек.
Подписная стоимость издания составляла 9 рублей. Для удобства читателей при книжном магазине была открыта контора, где можно было оформить подписку. Как приложения к газете стали выходить всевозможные дополнительные издания и литературные сборники, а со временем и отдельные выпуски с модными выкройками и рисунками. Альфред Августович знал, чем можно привлечь читателя. Однако эти авторские придумки не всегда могли помочь издателю, тем более что в Киеве уже одна за другой стали появляться новые газеты. Интересно то, что конкуренты «Киевского телеграфа» выходят, можно сказать, из его же собственного лона, - усилиями прежних сотрудников фон Юнка. Так, в 1862 г. Н. Чернышов пытается выпускать «Киевский курьер», а в 1864 г. профессор Киевского университета св. Владимира Виталий Шульгин начинает издавать газету «Киевлянин». На издательскую стезю вступают более подготовленные и способные деятели. И что немаловажно, они получают правительственную поддержку, без которой вряд ли решились бы взяться за издание новых газет. Всё это дает нам возможность утверждать, что «Киевский телеграф» является стволом генеалогического древа киевской периодической печати, а основатель его Альфред фон Юнк - родоначальник всех последующих поколений киевских журналистов.
Авдотья ГогоцкаяПосле смерти Альфреда Августовича фон Юнка издание «Киевского телеграфа» взяла на себя вдова покойного, а в 1874 г. она уступает право издания нигилистке Авдотье. Гогоцкой. Газета меняет своё направление. В это время в состав редакции входит группа киевских профессоров: это и В. Антонович, и М. Драгоманов, и И. Лучицкий, и Н. Лысенко, и известный педагог К. Ушинский. Газета становится литературным изданием. Цензурный комитет внимательно следил за «Киевским телеграфом», не допуская в нём никаких материалов украинофильского направления.
16 декабря 1874 г. «Киевский телеграф» поместил статью М. Драгоманова о дальнейших задачах газеты, о возрастающей роли Киева и Юго-Западного края в экономической и культурной жизни России. Печатается информация из жизни славянских народов. В это же время в газете начинают сотрудничать и марксисты. Всё это не пришлось по вкусу правительству, и на издание обрушивается целый шквал доносов. Злополучный «Киевский телеграф» снова в упадке. Издательница А.Гогоцкая, пытаясь спасти положение, приглашает к сотрудничеству И.Ясинского, служившего в то время в Черниговской земской управе, но, к сожалению, возродить газету уже не удаётся. Летом 1876 г. по распоряжению из Петербурга «Киевский телеграф» закрывают без права на возобновление. Официальной версией было то, что газета перепечатывала на своих страницах материалы из других изданий без ссылок на источники. На самом же деле, имперская канцелярия настаивала на исключении из состава редакции 13 ведущих деятелей. Так насильственно прекратило своё существование любимое детище Альфреда фон Юнка.
И вспомнились слова Николая Лескова, что достоин он, фон Юнк, благородных воспоминаний киевлян, если не как поэт, то как самоотверженный пионер периодической прессы в нашем городе.

Почитать "Киевский Телеграф" 1861 год: Архів старих газет

Kulupa

Евдокия Ольшанская "Анна Ахматова в Киеве"

http://www.akhmatova.org/articles/olshanskaia.htm
Анна Андреевна Ахматова (настоящая фамилия Горенко) родилась 23 июня 1889 г. под Одессой, на даче Саракини, в семье отставного инженера-механика флота Андрея Антоновича Горенко и его жены Инны Эразмовны, урожденной Стоговой. Когда девочке было около года, отец вышел в отставку и семья переехала под Петербург - сначала в Павловск, а затем в Царское Село, где и прошло детство Ани.
    Анна Ахматова навсегда связала свою жизнь с Петербургом - Петроградом - Ленинградом и его окрестностями. Вспоминая в дни войны родной город, она писала, что на его стенах осталась ее тень. Но все же в книге ее жизни есть и киевские страницы, в которые настало время вчитаться. Дед Анны Андреевны по отцовской линии Андрей Антонович Горенко родился в Черкасском уезде Киевской губернии, он был участником обороны Севастополя. По свидетельству Н.П. Бажана, Ахматова говорила ему, что ее отец - "родом из казацкой старшины".
    Мать Анны Андреевны, Инна Эразмовна, была дочерью Эразма Ивановича Стогова, который в 40-е годы 19 века служил в канцелярии киевского генерал-губернатора Д.Г. Бибикова и содействовал благоустройству города.
    В Киеве в конце 19-го и в начале 20-го века жили близкие родственники Инны Эразмовны: ее старшая сестра Анна Эразмовна была замужем за известным юристом Виктором Модестовичем Вакаром.
Collapse )
Kulupa

Анастасия Вертинская: "Ну что стоИте, как обосравшийся отряд?!"

Взято у http://www.liveinternet.ru/users/844254/post303447373/
Источник: http://subscribe.ru/archive/culture.hobby.clubkaraokerov/201312/18154157.html/
Офигенное интервью. Вернее, интервью, переделанное в монолог. Даже мне понравилось

Актриса готовится к юбилейной дате отца – Александра Вертинског.о В марте исполнится 125 лет со дня его рождения
В детстве у меня было такое хулиганство – таскала у папы их кармана мелочь. Просто ради риска. Папа, конечно, об этом знал. И как-то за обедом спрашивает, по обыкновению грассируя: «Какая-то воговка вчера ук-х-ала у меня деньги. Вы не знаете, кто это?» Глядя чистыми голубыми детскими глазами, я говорила, нет. Он спрашивал: может, тебе дать денег? Я – нет. И продолжала воровать. У него хватало мудрости не делать из этой странной детской игры какой-то криминальный случай. Порола нас в основном мама. При папе пороть нас было нельзя - он хватался за валидол, убегал, а мы прятались под полами его домашнего халата. И вот он стоял такой худой, но книзу расширяющийся, и когда мама влетала с линейкой – она порола нас линейкой – и спрашивала: «Саша, где дети?» – он не мог ей соврать, тихо говорил: «Лилечка» и опускал глаза вниз. Когда я потом спросила маму, чего она нас так порола, она ответила: «я же художница, добивалась на ваших задницах розового цвета». Эта мамина легкомысленность была невероятно притягательна для папы. Как-то, еще когда он за ней ухаживал в Китае, написал ей трагической письмо, что плывя на корабле в Циндау, они попали в тайфун. «Я был на волоске от смерти, но в эту секунду я думал о вас, о том, как вы мне дороги, как я люблю…» Следующее его письмо маме было уже раздраженное: «Какая же вы все-таки странная, я вам пишу, что меня чуть не погубил тайфун, а вы мне пишете «какая прелесть, я обожаю тайфуны». Он видел много женщин, судя по всему, но вот это существо, моя мама, привела его в Россию и создала ему семью.
Коверный случай

Анастасия Вертинская

Папа давал много благотворительных концертов – тогда они назывались шефскими. Однажды ему сказали, что директриса в моей школе на деньги, собранные им для осиротевших детей, купила ковер. Это было при мне. Он, побледнел, встал, накинул пальто и пошел своими большими шагами в школу. Она была на Пушкинской улице – теперь это Большая Дмитровска, а квартира наша была у Елисеевского гастронома. Он шел, шарф развевался, он хватал валидол, мы бежали за ним, думая, что сейчас произойдет что-то невероятное. Взошел на второй этаж школы, распахнул дверь и увидел этот ковер. Дальше мы остались за закрытой дверью и ничего уже не слышали. Но директрисе пришлось этот ковер продать и вернуть деньги по назначению. Для него этот коверный случай был невероятным шоком.

Collapse )