Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Kulupa

Архитектура (Игнатий Ледоховский)

Оригинал взят у corrente_1 в Архитектура (Игнатий Ледоховский)

                                                                 ИГНАТИЙ  ЛЕДОХОВСКИЙ

     Наряду с Владиславом Городецким Игнатия (Игнация Казимировича) Ледоховского называют «отцом киевского модерна». Тем удивительнее, что на данный момент нам о нем ничего не известно, не сохранились даже даты жизни. Возможно, в архивах еще найдутся сведения о жизни и творчестве этого талантливого архитектора, а пока я смогу рассказать только о пяти домах его постройки, сохранившихся в Киеве. 


Collapse )

Kulupa

Усадьба выдающегося хирурга – Пирогова Николая Ивановича

Оригинал взят у mir_mak в Усадьба выдающегося хирурга – Пирогова Николая Ивановича


Пирогов Николай Иванович – знаменитый хирург и анатом, педагог, естествоиспытатель, автор первого атласа топографической анатомии, основоположник военно-полевой хирургии, основатель Российского общества Красного Креста, а также первый хирург, кто разработал и успешно применял анестезию, во время своих операций.

Родился он в Москве, в 1810 году, а свой жизненный путь закончил в 1881 году, в селе Вишня, теперь один из районов Винницы.

Здесь же находится его усадьба-музей, а в километре от нее, склеп, в котором хранится забальзамированное тело этого неординарного человека.

Collapse )
Kulupa

Улица Воровского

Улица Воровского берет свое начало от столичного цирка и тянется к Львовской площади. Прогуливаясь по ней, можно увидеть настоящую ночную жизнь столицы: клубы, пабы, рестораны... А возле здания под №17 — взгрустнуть. Здесь находится самый яркий памятник бесхозяйственности киевских чиновников — руины легендарного Сенного рынка, который власти позволили снести инвесторам в 2005 году, но взамен те тут так ничего и не построили, оставив лишь разруху. Многим киевлянам не нравится теперешнее название улицы (названа в 1937 году в честь советского революционера и дипломата Вацлава Воровского). Куда милее старое название: Бульварно-Кудрявская. Ведь на этой улице сохранился шикарный сквер вдоль бульвара, с лавочками и памятниками, а в 1990-х годах тут бегал трамвай №2 — прямиком до ж/д вокзала.

ДОМ МАТЕМАТИКА И СКРИПАЧА

Воровского, 3.  Фото Анастасии Искрицкой

Collapse )
Kulupa

Александровскоая городская больница

Местность вблизи Дворца спорта сегодня заполняется небоскребами. Постепенно она превращается в некую пародию на Манхеттен. Но если повернуться спиной к агрессивным новостройкам и посмотреть вправо от круто поднимающейся улицы Шелковичной, – можно увидеть как бы скопление старинных зданий, разбросанных по склону. Это место хорошо знакомо киевлянам – сюда обращались со своими хворями еще наши деды и прадеды.

Старейшие корпуса Александровской больницы. Изображение 1880-х гг.

Старейшие корпуса Александровской больницы. Изображение 1880-х гг.

Collapse )
Kulupa

Улица Саксаганского в Киеве: дом-музей Леси Украинки и детство творца "Незнайки"

Еще в начале ХIХ века ул. Саксаганского была окраиной города. И мало кто из горожан того времени мог предположить, что она станет не только центром Киева, но и местом, где будет создаваться культура Украины, а стоимость жилья будет оцениваться в миллионы долларов. Двести лет тому назад здесь были луга, где горожане пасли коров и коз, а каждую весну эти луга заливали воды реки Лыбидь. Но все изменилось, когда началось строительство новой Печерской Крепости: на луга пришли застройщики, ведь горожан нужно было переселять в другие части города. Изначально улица именовалась Жандармской (с 1881 года), Мариинско-Благовещенской (с 1888 г), Пятакова (с 1919 г). И только с 1937 года она была названа именем фундатора украинского театра — Панаса Саксаганского. Кстати, в конце улицы, на Галицкой площади (ныне — Площадь Победы), на месте цирка размещался легендарный Евбаз (Еврейский базар). Здесь в довоенные времена можно было купить абсолютно все — от овощей до огнестрельного оружия, не говоря уже об огромном выборе американской и китайской продукции. Там же горожане обменивались новостями во время войны.


САКСАГАНСКОГО 84/86: "ПАПА" НЕЗНАЙКИ

Улица Саксаганского, 84/86

Collapse )
Kulupa

Дом Мандельбергов

На углу бул. Шевченко и ул. Дмитриевской в начале ХІХ века размещалось Товарищество мануфактур Исаака Шварцмана, чья фирма в Киеве считалась наиболее крупной. Вскоре дом на Галицкой площали перешел в распоряжении его дочери Марии. Она была замужем за врачом Владимиром Мандельбергом (отсюда и название - Дом Мандельбергов).
Дом Мандельбергов

Фасад дома украшала чрезвычайно необычная женская статуя. В правой руке каменная женщина держит охапку лекарственных трав, что символизирует медицинскую науку и врачевание (и это не зря, поскольку господин Мандельберг был врачем). Левой рукой статуя приветствует всех прохожих, будто приглашает посетить магазины, которые размещались на первом этаже. Это вполне закономерно, учитывая близость к популярному торговому центру – знаменитому Евбазу (Еврейскому базару).

Дом Мандельбергов

Если очень внимательно присмотреться на фотографию фасада, то можна увидеть, что у ног женщины примостился голубь. Он живой!

Дом Мандельбергов

Что касается дальнейшей судьбы здания на углу бул. Шевченко 62/2 и ул. Дмитриевской, то оно пережило страшные военные годы, а в начале 60-х годом на его месте появилась "хрущевская" пятиэтажка….

Kulupa

«БЫЛ МОР СИЛЕН...»

Автор: Виктор Рожановский

Осенью 1770 г. в Киеве вспыхнула чума, унесшая в могилу несколько тысяч киевлян. За многовековую историю Киева эпидемия чумы неоднократно опустошала город. В летописях сохранились сведения о самых крупных вспышках эпидемий. Так, один летописец писал в 1352 году: “Был мор (чума) силен, зело в Смоленске, и в Киеве, и в Чернигове и во всей земле Русской смерть люта, и напрасна и скара”. В 1366-м “моровое поветрие” или “моровая язва” (так в те времена называлась чума) вновь опустошила Киев. Эпидемии повторялись в 1375, 1419, 1424, 1652 гг., а вследствие вспышки с марта 1710-го по январь 1711 г. “пуст город Киев остался”.
Для борьбы с чумой еще в 1729 г. в городе Василькове был построен карантинный барак, где содержались в течение 42 дней купцы, ремесленники, приезжавшие с Польши, с пограничных районов, зараженных чумой. Исключение делалось для особо важных лиц, дипломатов, которым уменьшали срок карантина. Позже было увеличено количество бараков до 8, а также построены каменные сараи для хранения имущества купцов, ремесленников. Только в VIII веке эпидемия чумы в Киеве случалась 7 раз.
В 1767 - 74 гг. проходила русско-турецкая война. Через Киев шла дорога, по которой перевозили боеприпасы, продукты питания, с фронта доставляли раненых и пленных турок. В Турции, Валахии (современная Румыния) почти все время свирепствовала чума.
Несмотря на меры предосторожности, 2 сентября 1770 г. в Киевский магистрат поступило сообщение, что в одной семье на Подоле умерло сразу трое мужчин и соседка. Встревоженный писарь послал сообщение в канцелярию генерал-губернатора Федора Матвеевича Воейкова.

Collapse )
Kulupa

Киевские легенды от Леоноры Рахлиной (продолжение)

Часть первая http://panoramakiev.narod.ru/EXCURS/ChitalkaN/LegendRachlin1.htm
Думаю, что для каждого, кто хоть раз побывал на экскурсиях Леоноры Натановны Рахлиной, улицы и дома, парки и храмы, а порой и иконы говорят ее хрипловато-уверенным голосом. Ее голосом поют дороги, убегающие от Киева в дальние дали. Магию этого голоса никто не сможет ни забыть, ни повторить. Так же, как невозможно пересказать все необыкновенные, трагические и комические истории, которые она знала. Воспроизвести какую-то часть, небольшой эпизод – может быть…


Эпизод первый. «Во дворах Большой Житомирской»

Был разгар лета. Мы встречались вечерами, по будним дням, как раз в то время, когда на Большой Житомирской начинался затор. Несомненно, с современной пробкой его никак нельзя было назвать, однако на самой улице из-за рычания и гудения выдержать можно было минут 5, не больше. За это время мы успевали разглядеть фасады, трусцой сбегать на противоположную сторону для того, чтобы увидеть чугунную вязь балконных решеток или барельефные вставки верхних этажей. После  уходили во дворы. Только во дворах мы воочию могли убедиться в таком «нехорошем, ругаемом всеми» направлении архитектуры начала ХХ века как «фасадничество». Правда, Леонора Натановна справедливо замечала, что большинство киевлян живут сейчас в домах вообще без фасада и горячиться не стоит. Главное же, во дворах было тихо и Леонору Натановну слышали не только экскурсанты, но и жители этих самых домов. Потому как, если мы не могли найти для нее скамейку, не проходило и 10 минут, как раздавался громкий крик: «Вася (или Петя, или Коля)! Срочно вынеси стул даме! И вообще спускайся, тут такое про наш дом рассказывают!»
Так вот, один из самых интересных домов на Большой Житомирской – это дом № 6/11 или «Дом с аптекой». Почти 140 лет там, при всех властях и режимах, находится аптека. Правда, сейчас она занимает лишь малую часть своего бывшего помещения – к парадному прижалась.  А ведь в это парадное входили когда-то великие художники. Но, господа, как вы относитесь к сплетням? Нет, не о Эмилии Праховой! О ней и так много злословили. Поговорим о Ядвиге Хржановской.

Collapse )
Kulupa

Оккупационный "гуманизм"

Николай ЧЕРНЫШ (по материалам киевских газет за 1942 года)
Оккупационный "гуманизм"

В Киеве 1942 года работали больницы и лаборатории, ясли и детские столовые
Можно по-разному относиться к тем, кто встал во главе местной власти в Киеве с 21 сентября 1941 года. Обвинить в сотрудничестве с оккупантами, назвать марионетками в руках гитлеровцев, и все будет недалеко от истины. Но правда и в другом: они в меру сил и возможностей старались облегчить жизнь сотням тысяч киевлян, оставшихся в городе после ухода Красной Армии.
Это касается и немолодого профессора истории Александра Оглоблина, неисправимого романтика, всерьез поверившего в то, что немцы принесут независимость и самостоятельность Украине. Он чудом остался в живых, только лишился своей должности, когда были расстреляны Телига, Ольжич, Рогач и другие, которым он явно сочувствовал. Это касается и его молодого заместителя, аспиранта Владимира Багазия, сменившего Оглоблина на посту городского головы уже 29 октября 1941 года, но в феврале 1942 года пополнившего печальный список жертв Бабьего Яра за то, что недостаточно рьяно исполнял указания оккупационных властей. И изворотливого и практичного Леонтия Форостовского, наученного горьким опытом своего предшественника и продержавшегося на своем посту до последних дней оккупации. Подтверждением этому служит организация врачебной помощи населению.

Collapse )